«А если лиса придет, ты ворота не открывай, лису во двор не пускай!»

Ехала машина тёмным лесом за каким-то интересом. Внутри толкотня, шум, гам, на окнах иней. Везла машина русские сказки в Гамбург. Те, от кого холодом али удалью богатырской веяло, прошли паспортный контроль без труда. А вот со зверьми траблы немалые вышли – не пустили их. Только Царевна-лягушка незаметно границу перепрыгнуть успела. Это была присказка, сказка ещё впереди…

Прошли Дни русских сказок в Гамбурге. Широкой общественностью не остался незамеченным тот факт, что все звериные сказки (коих великое множество) оказались за бортом программы. В чём дело? Дело, скорее всего, в лисе, главной их героине. Она здесь мужского рода, а потому лиса в сарафане явление для местного сознания несколько аномальное. У нас есть ещё лис, – скажете вы, – значит, должна быть в немецком и лиса – Füchsin. Каждой твари по паре, как гарица. Всё правильно. Только всё равно нестыковки не избежать: у нас род героини и основного понятия совпадает, а немецкое Füchsin лишь производное от главного понятия Fuchs, язык как бы уже предопределил ей второстепенную, а не яркую самодостаточную роль.
А превратить нашу лису в Fuchsа будет ещё аномальней. Наверное, по этим причинам переводчики как-то обходят стороной русские звериные сказки.
Итак, наша лиса. Она же – рыжая плутовка, она же – лисичка-сестричка. Мадам активна, сообразительна, целеустремлённа, стройна, изящна. Сладко поёт, актриса ещё та, манипулирует и управляет другими животными, умеет отлично избегать опасности. Очень жаль, что этот неоднозначный персонаж навсегда (?) останется за пределами немецкого мышления и размышления. Сдаётся мне, вот она – разгадка загадочной русской (славянской?) души. Женской. Девочки с младых ногтей, воспитываясь на сказках о лисичке-сестричке(!), непроизвольно перенимают её модель поведения. Копируют, одним словом. А про кого читают девочки здесь? И как обстоит дело с рускими мальчиками? Какого рода лиса в других языках? И только ли в русском (славянских?) возможно практически равноправное сосуществование лис обоего пола? Осмелюсь предположить, что в нашем языке всё книжно-кинематографическое, где фигурирует лис, переводное. И слово это, наверное, придумали переводчики. Лиса-лис… Коза-коз… Королевич-лягушк… Королевич-лягушка или всё-таки Король-лягушонок? Froschkönigу по той же причине нестыковки звериных родов в русском однозначно не повезло: Король-лягушка звучит несколько мутантово, а Король-лягушонок – несолидно. А вот Царевна-лягушка стала вполне гармоничной Froschkönigin, и благодаря слитному написанию не превратилась в мутанта Frosch(муж.р)-Кönigin(жен.р). Хотя с дефисом было бы удачнее: ведь она и царевна, и лягушка одновременно, а не королева лягушек. Во: Froschin-Königin. И Froschkönigа надо бы во Frosch-Кönigа превратить. Вы уже запутались? Ну тогда я закругляюсь.

Комментарии