Заметки на полях после русско-немецкого кинофорума

Непонятно, почему…

– «Метрополис» не был забит под завязку? Где была в эти дни многотысячная армия российских (коих только на учете в Гамбурге состоит 120 тысяч и столько же не состоит) и постсоветских граждан всех мастей со всех областей? Допустим, пятого числа
часть публики оттянули увеселительные мероприятия в других местах. Ну а в остальные дни?

– россиийской цензурой запрещаются фильмы, где нет никакой политической подоплеки («Мать»)? Неужели наш народ не в курсе зачуханных совхозов, пронзительной нищеты, убогого быта и заброшенных детей? И на кой ляд запрещать их в России, если все это видит заграница?

– нашими фильмами интересуются только пожилые немцы?

Оказалось, что...

– есть люди, говорящие на двух языках безо всякого акцента )

– что самое тяжелое время у создателей фильма – после рабочего процесса. Ведь наступает черед вербальной презентации того же самого. Цель? Мессидж? Что вы хотели сказать этим фильмом? А может быть все-таки воспитательная функция? И такая дребедень целый день. Не оттого ли у них такие покорно-обреченные лица?

– мат может рассмешить до истерики, до туши по щекам («Я тебя люблю»)…
Как ни крути, а это часть нашей культуры.

– слово frauenfeindlich сложно перевести на русский язык. «Женоненавистнически»? «Дискриминирующе»? Этим эпитетом одна немецкая мадам наградила вышеуказанный фильм. Но простите, meine Dame, это страна такая наверное, ничего не попишешь.
А действительно, во всех увиденных мною фильмах героини или проститутки («Бабло», «Овсянки»), или их так матерят («Я тебя люблю», «Мать»). Отошедшая в мир иной Танюша не в счет. Да и о ней разговор только в одном ключе, пусть и с любовью.

– достоверно и искренне о себе перед камерой могут рассказывать только единицы. Причем это люди, не обремененные тяжелым интеллектуальным багажом. Умнюшкиным мешают рефлексия и самоцензура. Вспомнилась Frau Katzenberger и иже с ней.

– для очень многих режиссер – это рупор-расческа, вещающий о стране на весь мир, не имеющий права показывать плохое и не показывать хорошее, который обязан встревать в аморальные ситуации, раз уж такие запечатляет, выбирать наиболее типичные моменты, лица, условия: «А вот мы так не жили!», «А почему именно Ростов?», «А где высокодуховные личности»?

……………………………………………………………..

Может те, кто занимался кинофорумом с изнанки, дадут ему более объективную оценку. Но мой вердикт – хочу еще! И не комом первый блин! Может быть в тесто затесались проблемы с субтитрами, перестановки в программе, звон катающихся бокалов во время сеансов ), но архидушевный вкус они не испортили.

И под финал – немного патетики. В «Овсянках» главный герой все время не расстается с птицами, которые по мне – персонификация традиций народности мери, по которым Аист ностальгирует – хрупкие, беззащитные, требующие ухода и внимания. Как бы и нам не отпустить и удержать нашу русскость. Вот только … как быть с матом? )

Комментарии