Раскрыта тайна паука Maman!

„Мой отец говорил не останавливаясь. У меня никогда не было возможности высказаться. Тогда я начала лепить из хлебного мякиша разные фигурки. Это помогало мне не принимать близко к сердцу обидные замечания – ведь я концентрировалась на том, что лепила. Фигурки из хлеба стали моими первыми скульптурами…“
Луиза Буржуа

Одни при виде столь громадного хищника испытывают священный ужас, у других изящная упругость многометровых членистых конечностей вызывает эстетический восторг. Но при этом все, даже самые неизлечимые арахнофобистки, начитавшись „Ревизора“, озабоченно заохали и заахали: „Неужели потом он действительно пойдёт на переплавку?!“ Итак, мы снова возвращаемся к гигантскому пауку, вернее паучихе по кличке Maman, которая была замечена то в Цюрихе, то в Женеве, а недавно добралась до нас и заняла выжидательно-созерцательную позицию возле Kunsthalle. Окзаывается, Maman – часть экспозиции, посвящённой 100-летию Луизы Буржуа, американской художницы и скульптора французского происхождения, не дожившей до столь знаменательной даты всего 1,5 года!
Творившая во всех стилях и направления, которые появлялись на ее веку, использовавшая всевозможные материалы и техники, Буржуа признана одним (одной?) из гениальнейших скульпторов современности.
Её творчество – ничто иное, как проработка воспоминаний. В одной инсталляции мы видим подвешенные старые стулья – когда-то, отслужившие, они были так подвешены на чердаке дома, где жила маленькая Луиза. Рядом – нога-протез. Уже из американской жизни. Настоящий протез её усопшей соседки. А ещё много чудных аппликаций из ткани в рамках под стеклом – так художница коротала бессоницу. На них ушли старые шейные платки и столовое бельё из приданого Буржуа. И прочее, и прочее, и прочее…

Maman – паук у Буржуа не единственный, но самый главный. Представляет собой (Ахтунг!)… художественное видение скульптором своей матери – терпеливой рукодельницы, занимавшейся реставрацией гобеленов. Спешу успокоить тех, кто переживает за будущее стальной членистоногой: никакая печь ей стопудово не горозит, ведь на престижнейших аукционах толстосумы только так отстёгивают за её собратьев миллионы.
Если тебе стало жутковато идти на выставку, то запомни хотя бы имя автора Maman. И кто знает, может когда-нибудь ты важно закиваешь: «Луиза Буржуа? Ну конечно: пауки, протезы, мякиш, разрезанное приданое..».

Комментарии