Максим Цхай: Попробовать себя и победить в честной игре –  это и есть счастье!

Ура, товарищи! У хорошего друга «Ревизора» Максима Цхая вышли в России уже две книги. Ну чем не повод для интервью?
……………………………………

И.Б. Максим, во-первых, конечно, поздравляю! Наверное, это неописуемое счастье – держать в руках свою книгу, видеть ее на полках магазинов. Насколько важен для творческого человека успех?

М.Ц. Творчество, как процесс, прекрасно любое. Но должен быть и внятный результат. Иначе все остается на уровне самоудовлетворения. Убедиться, что результат твоего творчества востребован, что он имеет объективное значение, необыкновенно приятно. Поэтому, хотя мне и предлагали издаться давно, я всегда отклонял любые предложения, где книга должна была быть издана с моим долевым, денежным участием.
Не потому что я жадный, а просто большего унижения для творческого человека и представить себе невозможно, на свои средства издать собственную книгу и потом раздавать ее знакомым: „а вот давайте я вам еще подпишу…“ Это все равно что музыкант на свой концерт начнет вместо билетов предлагать зрителям по десять евро, только придите-послушайте.
Всегда верил, что если то, что я пишу, имеет ценность – книгам быть, а если нет – значит нет, чего бы я сам о себе ни нафантазировал и какого бы высокого о себе мнения бы ни был. Нравится нам это или нет – существует объективность, книги либо издают, либо нет, музыканта либо хотят слушать, либо просто не приходят на концерт.

Интересно, что в наш век виртуальности мерилом успеха и популярности все-таки остается старое доброе печатное издание. Успех твоих книг закрепил за тобой статус писателя. В сентябре прошлого года ты стал участником Московской международной книжной ярмарки.

Да, было здорово. Все-таки это самое большое литературное событие в России и получить приглашение туда – это мечта даже маститого писателя. Странное чувство, когда стоит толпа незнакомых тебе людей, а у них на лицах такое выражение, что они тебя давным-давно знают и любят. Встретился на одной сцене там со своим старым приятелем, российским писателем Славой Сэ, подискутировали немного о мужской сущности. Слава потом сказал, что долго спорил со мной и после выставки, когда мы разъехались, доказывал что-то и размахивал руками, пугая водителя.

Думаешь ли ты продолжать карьеру писателя?

Не знаю. Как пошепчет. С одной стороны – заманчиво, с другой – столько еще дорог есть. Самая главная книга – это моя собственная жизнь. Именно так к ней и отношусь, и чем старше становлюсь, тем более стараюсь не допускать в нее случайных персонажей, бережешь каждую страницу. И мне кажется, я пишу свою книгу лучше, чем десять лет назад. Стиль сохранил, но чище как-то, и слог ровнее.
А как долго еще… „Пока не сменится ветер“ – так же у Памелы Треверс было? Она знала, о чем говорит.

Вопрос, который меня давно интересует. Почему в Германии среди эмигрантов так мало творческих, неординарных людей? Может, их просто не видно? Или обязательства и нормы общества «душат» все креативные порывы? Что бы ты пожелал творческим людям в Гамбурге?

На мой взгляд, главный враг русскоязычного человека в Германии – это закисание, либо в вынужденной изоляции от общества, либо еще хуже – в псевдо-креативной тусовочности, в типичной эмигрантской местечковости, которую в свое время описал еще Куприн.
Для творчества нужен открытый воздух, свободный, дикий полет. Где тебе не крикнут „Браво!“ из вежливости, не похлопают потому что ты – друг. Книжку твою не купят, чтобы сделать тебе приятное; на концерт, если будешь плохо играть, не придут. А придут так и уйдут в антракте.
Можно пригласить на презентацию книги или спектакль с твоим участием знакомых и друзей (как чаще всего в эмиграции и бывает) и слушать их овации, но чего стоит такая оценка творчества? Я сегодня тебе на выступлении похлопаю, а ты завтра на моей выставке поохаешь – тусовочность тем и опасна, объективности там не жди. Но такая душная, тусовочная слава „громкого муравья в муравейнике“ так затягивает, она так сладка, как потока. В хлопки и улыбки так приятно поверить.
И потом начинается типично эмигрантская, ребяческая игра со взрослыми обидами. Чур, я буду философ, поговорить люблю, а я – режиссер, я ведь в Москве возле театра целых два года жил, на меня с него ветром дуло, а я, чур, артист, книжку по актерскому мастерству прочитал и даже два любительских семинара посетил.
Пока все соблюдают правила, („я – философ“, „он – писатель“, „ты – артист“), исправно хлопают друг другу на самодеятельных выставках и дачных спектаклях – тишь да гладь да вековая грусть непризнанных гениев. Ссоры могут быть, если кто-нибудь по сильной обкурке брякнет: „Да какой ты артист, ты ж бездельник!“ или „А все-таки режиссер – это профессия, учиться надо и диплом защитить…“ и все, война и кровная месть. Но не надолго, публика-то нужна, поссоришься – так кто ж на выставку иначе придет. Так и ходят доморощенный „философ“ к „режиссеру“ на любительский капустник, под названием „спектакль“, а „артист“ книжку у „писателя“ милостливо возьмет, которую он сам и издал, и чуть ли не насильно ему в руки всунул.
Однако поверх этого водевиля, видны и по-настоящему одаренные ребята, но они, как правило, стоят несколько особняком. К примеру, в Гамбурге есть удивительно талантливый рок-музыкант Лев Марченко или режиссер Эдуард Бочанов, сейчас работающий в проекте Стивена Спилберга. Интересны актерские работы Бориса Почтеннова в театре „Aus dem Nichts“ под руководством Людмилы Акинфевой, несомненным талантом обладает поэт Дмитрий Грицкий, немало и других. Потому все-таки не так важна среда, сколько то, кто ты.
Главное, обязательно расти, развиваться, выходить за рамки достигнутого, где бы ты ни находился. Творчество – это не тусовка, не образ жизни, а процесс и обязательно – его реальный продукт. Продукт, имеющий объективную ценность. Я все понимаю, депрессия, небывалая глубина чувств, лень и печаль гения, а его, как говорится, каждый может, но ребята, вам уже сороковник ломится, поздно уже надежды подавать, где результат?
Оттого и получается, что как ты говоришь, „почему так мало“ и „душат креативные порывы“, не душит никто, нечего душить, к сожалению, у большинства местных „талантов“ самоудовлетворение вместо творчества, процесс по своему приятный, но бесплодный.
Собранный зрительный зал, состоящий из друзей, родственников и их знакомых, где-то в эмигрантской районной газетке фамилия мелькнула, книжки свои раздал приятелям. Приятели сказали уважительно „ого“ или „угу“, но даже в туалет ее не положили. Главное – зал был полон, книжки распихал, а туалет у каждого свой, не проверишь. Шерочка танцует с машерочкой, все довольны, хотя, в глубине души, те, кто по умнее, все понимают. Но „тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман“.
Так не хочется вспоминать о том, что единственный показатель того, что творчество твое состоялось, это когда не подруга мамы, а незнакомые люди, придя к тебе на выступление, заслушались и они „Браво!“ крикнули, когда человек за свои заработанные приобрел твою книгу и прочтя, еще и спасибо тебе сказал. Чтобы затеплилось в душе у него, как у тебя светилось. И чем больше огоньков этих зажег, тем более ты и силен. Нет другого показателя.
Поэтому желаю всем творческим ребятам города Гамбурга выйти на простор, попробовать себя и победить в честной игре – это и есть творческая реализация, это и есть – счастье.

P.S. Книги Максима можно заказать здесь: заказать

Комментарии